Рассказ
С новым годом!
поздравление и любимая еда
Моя бабушка, кандидат наук, преподает минералогию студентам, сколько я себя помню. В детстве я находила разные необычные камешки и бежала ей показывать, мечтала, что это окажется золото или драгоценный камень. И бабушка, увидев его, удивиться и скажет, что я большая молодец - нашла чудо! Но бабушка отвечала всегда одинаково:

- Это какой-то кварц.
Еще бабушка водила меня на кафедру и оставляла там одну. Пока она работала, я играла с моделями молекул, это были такие цветные, каркасные штуковины. И я так играла: у меня принцесса, она живет в большом замке, а молекулы хотят ее захватить и лезут.

Еще там были раковины и всякие окаменелости, я их трогала и представляла, как звери раньше жили, очень хотела увидеть лапу динозавра, но были только моллюски.
Ещё мы ходили в педагогический бассейн и баню, студентов туда не пускали. Преподавательницы, дамы в возрасте моей бабушки, приходили в раздевалку, всю в деревянных панелях, с лакированными лавками и мраморным холодным полом. Мы плавали в небольшом холодном бассейне с запахом хлорки и тусклым утренним светом.
Мне обязательно надевали шапочку такую, из жесткой резины с вырезанными и приклеенными лепестками розового цвета, потому что без шапочки плавать нельзя. Бабушка плавала в такой же. Шапочка мне не нравилась, но можно было и потерпеть. В бассейне было скучновато, ведь педагоги двигались чинно и спокойно - совсем с ними не побрызгаться и в акулу не поиграть. После мы шли в баню, угловатую, темную, с горячими камнями и лавками.
Баню я ненавидела, но терпела.

Я никак не могла понять, зачем сначала бить себя веником, мокрым, горячим, хлещущим по коже неприятно, а потом прыгать в воду. Педагоги выбегали с криком, все облепленные листьями и шумно ныряли, потом возвращались с горящими глазами, садились дальше, на верхние полки.

Я в основном терпела.
Нельзя сказать, что все было плохо. Нет, мне нравилось плавать, а еще в бане, когда был не сильный жар, бабушка делала мне массаж: «рельсы-рельсы, шпалы-шпалы». Она водила по спине пальцами, как рельсами и шпалами, а потом по позвоночнику изображала поезд.
Но больше всего мне нравилось, когда прибегали курочки и начинали клевать, жаль, что они быстро убегали.
Потом мы шли одеваться. И тут бабушка доставала то, ради чего я терпела скучных тетенек, и противные веники - бутерброды с красной рыбой. Бабушка доставала из сумки постиранный прозрачный маленький пакетик, в котором была завернута пара бутербродов из белого хлеба, такого, что, когда ешь, он немного рассыпается, и поэтому получается, что ты сильно крошишь. На хлеб был намазан тонкий слой сливочного масла, уже подтаявшего, а сверху три небольших кусочка какой-то соленой рыбы, не дорогой, наверное, горбуши, которую солил мой дедушка.
Бутерброды были слега помяты, ведь они лежали в сумке, долго, но зато пропитаны маслом, соленой рыбой, и запахом постиранного пакетика. Если их кусать, то сначала кусаешь рыбу, она жестковата, но имеет сладко-соленый вкус, а потом, когда удавалось откусить, начинался мягкий слой масла и хлеба и во рту все это смешивалось. Я ела бутерброд за три укуса, по количеству кусков рыбы, что б все влезло в рот, сидела, долго пережевывая, в шапке с цветочками, ногами упираясь в холодный мраморный пол, вся в крошках. Бабушка кутала меня в полотенце.
Самые вкусные бутерброды на свете были там.
И я вот подумала, что тогда я была счастлива, хотя у меня было гораздо меньше всяких комфортных условий. Я, скорее всего, даже и слова такого - счастье - не знала, а если знала, то вряд ли понимала.
Сейчас мне точно, понятно, про безусловность счастья. Что оно в сердце, в голове, внутри человека, а никак не снаружи. И семилетняя девочка, которая ест бутерброд с рыбой, из пакетика - счастлива, а богатая тетя, с квартирой, машиной, домом за границей-нет. Конечно, несравнимо, я понимаю.
Но на новый год хочется пожелать вам, не вырасти из счастливой девочки, в несчастливую тетеньку. А еще, помнить про безусловность счастья, и иметь большой запас, самого-самого устойчивого, своего собственного счастья, которое сможет обернуть вас, внутри, от всех невзгод, как тюлень оборачивается жирком, от мороза.
И обязательно, съесть бабушкины бутерброды с рыбой.
Или какая у вас там любимая еда детства?))))) С новым годом!
Made on
Tilda